Interviewing businessman or politician, press conference

Фото: iStockphoto

В «Глобал Диалог» установили, что интерес граждан России к зарубежному образованию вырос в 1,5–2 раза в сравнении с началом 2022 года. В то время как соотечественники в сегодняшней обстановке продолжают мечтать об обучении за границей, иностранцы, в свою очередь, охотно приезжают учиться в Россию. Как сообщают Ведомости, наша страна заняла шестую строчку в мировом рейтинге по числу иностранных студентов. Среди желающих получить в РФ есть и журналисты.

Мы пообщались с Мохаммед Карзаном Махмоод – журналистом из Иракского Курдистана со стажем профессиональной деятельности более 10 лет. Он приехал в Россию для получения третьего образования в сфере медиа. Карзан рассказал нам о различиях журналистской деятельности в двух странах, трудностях, с которыми пришлось столкнуться, а также особенностях образования в России. 

—  Есть ли яркие различия между журналистской деятельностью в России и в Иракском Курдистане?

  В целом я не думаю, что есть большая разница. Однако я заметил, что организация журналистской деятельности в России лучше. Например, запросы журналистов на работу и разрешения оформляются быстро. К представителям этой сферы также относятся более уважительно, нежели в Курдистане. 

Фото: личный архив

В то же время выбор новостей и инфоповодов для журналистских материалов заметно отличается. Это связано с разными ситуациями в наших странах, так как большую часть времени в Ираке была война, либо террористические группы, либо политический и экономический кризис. Исходя из этого, я думаю, иракские журналисты уделяют больше внимания политическим и экономическим вопросам, а в России все аспекты освещаются равномерно, включая политику, экономику, развлечения и культуру.

—  Какие вещи удивили тебя в российской журналистике?

—  Пока что я ещё не успел полноценно поработать журналистом в России. Однако мне удалось побывать на работе у своих друзей-коллег, там я увидел процесс «изнутри». Что действительно удивило меня — так это искренне уважение публики к журналистам.

—  Сложно ли журналисту, получившему образование в одной стране, адаптироваться к профессиональной деятельности в другой?

  На мой взгляд, любой, кто является журналистом и хорошо знает свое дело, может профессионально выполнять работу в любом месте или стране без каких-либо затруднений. Все, что нужно сделать в этом случае – прочитать правила, прежде чем куда-либо идти. Стоит особенно обратить внимание на нормы для работы журналистов. Я бы также советовал ознакомиться с культурой страны или города, где вы находитесь или куда собираетесь. В каждом месте есть разные обычаи и традиции. Например, некоторые вещи я, как журналист, не могу сделать в Иракском Курдистане в силу культурных проблем, но в России таких правил нет. Это работает и в обратную сторону.

—  Являются ли административные границы препятствием в журналистской деятельности?

—  Основываясь на том, что я видел, слышал и знаю от своих друзей-журналистов, никаких препятствий или барьеров в виде административных границ у журналистов нет.

—  Почему для получения второго высшего образования в сфере медиа ты выбрал именно Россию?

—  Я выбрал Россию, потому что всегда желал приехать именно сюда. Хотелось познакомиться с культурой, выучить язык и узнать ритм жизни. Ранее я читал книги русских писателей, например, Максима Горького, Федора Достоевского, поэтому уже «заочно» полюбил вашу страну. В то же время мне хотелось продолжить обучение. Именно поэтому, получив предложение учиться в хорошем вузе, таком как Национальный исследовательский университет “Высшая школа экономики”, то я просто не мог отказаться от такого шанса.

Фото из личного архива: Карзан в эфире новостей. 

—  Не мог бы ты рассказать мне, с какими трудностями относительно профессии столкнулся в России?

  Самой большой проблемой, с которой я столкнулся в России, был языковой барьер. Ваш язык действительно оказался очень трудным в изучении.
Именно это основная причина, по которой я не смог полноценно работать по профессии в России. Очевидно, что журналисту, в отличие от любых других работников, обязательно владеть языком в совершенстве.

—  Какие различия в образовании ты можешь выделить, исходя из своего опыта обучения в двух странах?
 
  Учебная программа на факультетах журналистики в России, особенно в моем вузе, действительно показывает, что студентов учат очень хорошо с точки зрения практики и теории. Думаю, если говорить про различия, то в России больше внимания уделяется деталям и именно работе журналиста. В Курдистане, напротив, больше обсуждаются общественные вопросы, дисциплины, касающиеся профессиональной деятельности, проходятся в основном обзорно. 

Ты выпускаешься из университета в этом году. Можешь выделить плюсы и минусы журналистского образования в России?

Фото: личный архив

  Было много плюсов. Я узнал много нового, обучаясь здесь. Тем более, как я говорил ранее, много внимания уделяется особенностям и деталям в теории. Для меня это было очень важно, потому что в Иракском Курдистане все наоборот. Могли быть и минусы, но я не так часто заострял на этом внимание. Например, иногда казалось, что я учусь так много в вузе, что мой мозг не выдерживает этого. Мне кажется, что это немного плохо (смеется).

—  Как ты думаешь, Россия и Ирак движутся в одном направлении в развитии медиасферы?

  Думаю, что ни в Иракском Курдистане, ни в России невозможно избежать падения влияния традиционных СМИ, так же как и роста новых. В этом плане, я предполагаю, даже мировая журналистика движется в одном направлении. Если верить некоторым экспертам, то традиционные типы СМИ вообще могут быть вытеснены в скором времени.

—  Поделись, пожалуйста, своими планами на будущее. Ты планируешь вернуться на Родину или остаться в России?

  После окончания учебы хочу вернуться на Родину. Там у меня есть работа, моя страна и семья. Я считаю, что должен использовать знания, которые узнал в России для того, чтобы принести пользу нашему будущему в Иракском Курдистане.